Заметка очевидца…

Сначала предлагаю моим читателям внимательно посмотреть это видео

Из коментов к видео “В конце реальная выходка ОМОНовцев, идут на таран сквозь мирно стоящих людей, топчут и давят – это демократия в действии! Эти кадры в суде показать, а то митингующие спровоцировали говорят власти! ”

 

Теперь собственно заметка, которую встретила в Facebook’е и решила сделать копию здесь, чтобы помнить и сохранить. Уважаю таких людей, как автор, которая её написала. Итак –

Мой марш миллионов.

Автор Ксения Адамович, написано 7 мая 2012 г. в 0:43 ·

Что я вам хочу сказать. Я пишу о том, что было сегодня со мной. Думаю, что со многими другими, кто был на “Марше миллиона” было что-то другое. Или что-то похожее.

А со мной было так. Я не хочу давать оценку событиям или описывать часть истории.

Со мной – было так.

Фактически для меня всё это событие очень четко разделилось на три совершенно разные части.

И я очень прошу вас, если вы уж начали читать, дочитайте до конца.

Часть первая. Шествие.

Мы приехали на Октябрьскую. Там всё было уже привычно – люди, рамки, флаги, “Путин-вор” и так далее, и тому подобное. Довольно долго стояли – к рамкам не пускали. В итоге пропустили нас даже не через рамки, а просто отодвинули ограждение. Сумки проверяли – но не досконально. “А там что?” спросил мальчик-полиционер у Саши, показывая на рюкзак. “А там бритва, я из командировки только что вернулся.” “Ёпт, бритва…,” – подумала я, но мальчик-полиционер с сарказмом осмотрел рюкзак и выдал – “Бритва…Это всё серьезно.” – и пропустил нас.

Пошли по Якиманке. Мирно так шли. Где-то впереди играл маленький оркестрик. Примерно между “Прощанием славянки” и “Днем Победы”, я подумала, что хорошо, что столько людей продолжают выходить на улицы. Хорошо, что можно вот так мирно идти по Якиманке и фотографировать, как мужик-шкаф с белой ленточкой на запястье играет с милицейской овчаркой. Потом я подумала, что надо бы вечером куда-нибудь сходить. В какое-нибудь злачное место. Ну, сейчас дойдем до Болотной, постоим там, и разойдемся. Как всегда, в принципе.

Всё закончилось совершенно иначе. Но на тот момент я этого не знала. 

В какой-то момент мы обошли первую колонну и оказались впереди почти всех. Оркестрик был уже где-то рядом с нами, я подпевала, светило солнышко, все мирно шагали вперед, и настроение в принципе было не только не особо революционное, но даже и просто-напросто прогулочное. Спокойное такое настроение. Людей было много. Все выкрикивали лозунги. Но всё это уже стало привычным.

Настроение это было прервано внезапно, когда мы уже подошли к реке. Пока я разглядывала марширующих, сбоку от меня раздалось слегка растерянное и многозначительно “Ааа…хууу…еть…”. Я развернулась. Сзади от меня была толпа мирных шествующих, поющих про то, что мы рождены, чтоб сказку сделать былью.

А впереди – была быль.

Быль в виде ОМОНа стояла в несколько рядов, перекрывая вход на Большой Каменный мост. На самом мосту обнаружилось еще несколько рядов этой самой были.

С всех сторон слышался растерянный мат. Было абсолютно понятно, что когда мы дойдем до Болотной, там будет ОМОН. Но такого масштаба явно никто не ожидал. В конце концов, мы же шли по улице и пели песни….

Часть вторая. Майдан по-московски.

Дальше всё происходило очень быстро. Мы были в первых рядах, и в результате первая колонна оказалась прямо за нами.

Это она сейчас так звучит – “Первая колонна”.

А прямо за нами чапали под флагами Немцов, Удальцов, и Навальный. И еще Быков, чуть сбоку, и слегка интеллигентно и неуверенно. А вокруг нас внезапно образовалась туча журналистов, которые тоже поняли, что всё, что будет происходить дальше, начнется, когда Удальцов и Навальный дойдут до ОМОНа.

Скажу вам честно, что перспектива быть между Навальным и ОМОНом меня мало радовала. Но с другой стороны – если уж вы оказались между ОМОНом и Навальным – не уходить же.

Внезапно Навальный и компания рванули вперед. Все рванули за ним. “Стоять!!!” гаркнул он толпе и пошел дальше.

Ну а мы пошли за ним, потому что мы не толпа, а типа как творческая интеллигенция и случайно там оказались.

“Сейчас они будут прорывать линию ОМОНа и нас посадят, за компанию., – подумала я. – Это, в принципе, в данной ситуации самая интересная компания из всех возможных. Но жалко, что я сухари с собой не взяла.”

Но прорывать они ничего не стали. Они остановились около ОМОНа, и заявили, что будут сидеть, как на майдане. И чтоб все сели. ОМОНу тоже предложили сесть. ОМОН отказался.

Очень долго пытались прояснить логистику сидения. Стоячие люди, оказывается, занимают намного меньше места, чем сидячие. Но в конечном итоге все сели. Точнее – сели мы и несколько рядов за нами. Остальные стояли – на сидение на мосту явно никто не рассчитывал, и большинство к такому повороту событий оказались не готовы.

Привезли динамики и микрофон. Спели “Мы за ценой не постоим”. Очень душевно было.

Спели “Мы ждем перемен.” Чуть менее душевно – под “Перемены” сложнее сидеть на одном месте.

Внезапно по сидящей толпе пронесся слух, что Левый фронт собирается прорывать оборону. Со стороны Левого фронта, которые профессионально стояли слева от нашего мостового сидения началось легкое движение. Внезапно все встали, толпа сгустилась и понесла нас вперед. Мы двинулись правее, где было просто очень много людей – вовремя, так как буквально через несколько секунд слева от нас на бешеной скорости пронеслась толпа.

Я не могу с точностью сказать, был ли это Левый фронт, нашисты, коммунисты или голодные бабушки, спешащие домой готовить борщ. Но слева на бешеной скорости неслись люди – очень много, одной живой массой, вперед, прорывать оборону. Впереди загорелись дымовые шашки.

И тем не менее – страшно не было. Все очень быстро разделились на тех, кто бежал прорывать оборону, и на всех остальных, кто в принципе не против был бы еще посидеть и что-нибудь спеть. Дальше к Болотной бы двигались уже медленнее, но продолжали идти вперед.

Зачем – было не совсем понятно. Но было понятно, что всё, что произойдет, произойдет в десяти метрах от нас. И уйти было нельзя.

Как арестовали Удальцова и Навального мы не видели. Уже потом прочитали в интернете.

Не думаю, что они прорвали оборону.

Прорвать оборону в шесть рядов ОМОНа не под силу никому, у кого нет танка.

Танка ни у них, ни у нас не было. Я думаю – к лучшему.

Часть третья. Московская весна.

На набережной народу было очень много. Все, кто говорит, что на митинг пришло 8-10 тысяч – врут. Я думаю, что на самом деле там было порядка 200 тысяч, если считать всех от Якиманки до набережной. То что было по крайней мере 100 – гарантирую. Но думаю, гораздо больше.

Какое-то время мы бродили среди толпы. Туда-сюда, туда-сюда. Внезапно Саша схватил меня за руку и командным голосом сказал “Бежим!”

Мы побежали. Я сначала не совсем поняла, что происходит. Оглянулась только когда мы добежали уже до кустов у самого парапета набережной. Сзади нас ОМОН бил толпу. 

Я никогда не видела, как бьют толпу. Теми самыми палками. Били и брали. Я не могу сказать “арестовывали”. Арест – это когда к тебе приходят, что-то говорят, и сажают в машину. Ну, могут руки скрутить. Могут наручники надеть. Когда тебя предварительно побили дубинкой по почками – тебя взяли. И многих брали.

Мы несколько раз бегали взад-вперед в сторону ОМОНа и обратно к парапету. Потом решили, что стратегически это крайне неудобное место – отступать дальше некуда, особенно мне, я тону лучше, чем плаваю. Мы переместились дальше вдоль набережной.

Набережная была забита людьми. И вот скажу я вам – среди них было очень мало людей, которые хотели прорвать оборону, или подраться с ОМОНом, или всячески проявить революционную активность. В основном все были веселые, перезванивались с родными и близкими, скандировали лозунги и стояли на месте.

Мы просто не уходили. Мы просто стояли и никого не трогали и не уходили. Я ни на минуту не чувствовала опасности от этой толпы. Ни на секунду. Каждый раз, когда бритоголовый мальчик случайно двигал меня локтем, он в ужасе поворачивался и говорил “Ой, извините пожалуйста, я случайно!” – “Да что вы, что вы!”, говорила я.

И это правда. Я маленькая блондинка, которую угораздило пойти на митинг в платье, и я говорю как факт – ЭТА толпа была не опасна. И я считаю архиважным донести эту мысль до всех, кто это прочтет. Потому что вы не увидите этого в новостях. В новостях вы увидите следующее. Мы опять двинулись вперед, посмотреть что происходит. И опять – “Бежим!!”, и мы побежали, но мы слегка неуспели, потому что людей было очень много, и все бежали от ОМОНа, а бежать уже было, в принципе, некуда – толпа слишком сгустилась. И когда у меня заслезились глаза и я начала кашлять, я поняла, что нас обдали газом.Самые хладнокровные вокруг нас спокойно кричали – “Не останавливайтесь, газ! Идите дальше! Тут газ, идите дальше!” Толпа начала скандировать “Позор!” и “Фашисты!”

Я была бы готова испугаться, но вообще-то мне больше всего хотелось откашляться. В горле очень першило, и в носу тоже. И это при том, что мы были довольно далеко от эпицентра.

Мы отбежали довольно далеко. Впереди нас еще несколько раз пускали газ. ОМОН довольно часто врезался в толпу шеренгой, бил, брал.А потом они появились сзади. Сначала разогнали всех с Лужкого моста. А потом двинулись в нашу сторону. Грубо говоря – нас окольцевали.

Женщины вокруг меня начали активно обсуждать возможность побега с мирного митинга по реке. Одна из них сказала, что должна позвонить тренеру, который так и не научил ее плавать.

И в каждую из таких шуток начала постепенно прокрадываться доля правды. Всех с набережной дальше Лужкого моста вскоре разогнали. А со стороны Крымского ОМОН начал наседать всё ближе и ближе.

Сначала все весело говорили “Ну, всех же не возьмут!”

Потом, когда стало понятно, что “всех” остается всё меньше и меньше – начали скандировать “дайте выйти людям!” Потом начали звонить родственникам и говорить, что вполне вероятно, что нас и заберут. Потом с горя запели “Врагу не сдается наш гордый Варяг”. Потому что больше ничего предпринять мы уже не могли.

Со стороны Лужкого моста ОМОН держал прочную цепь. Никого не выпускали.

С противоположной стороны они делали забеги в толпу, били и брали, били и брали.

И в какой-то момент я поняла, что толпа испугалась. Толпа испугалась, потому что они шли на мирное шествие. Они шли на мирное шествие, а их начали бить дубинками и пускать газ. И когда в окружении ОМОНа осталось человек двести, и нас с одной стороны не выпускали, а с другой переодически били – мы испугались.

Рядом со мной стояла женщина лет 50-ти и чуть не плакала. “Ну как же так можно со своими…”, сказала она. Мы довольно долго простояли, как куры в загоне. В конечном итоге нас пустили дальше на набережную в сторону Ордынки. И мы пошли. И хотя кто-то переодически кричал “Мы не уйдем!”, было понятно, что мы уйдем. Потому что постояв в окружении буйного ОМОНа, мы очень четко поняли, что мы боимся не того, что будем сидеть в автозаке. И даже не того, что будем сидеть в ОВД.

А того, как нас туда доставят. В синяках, со слезящимися глазами, сухим кашлем, и дай бог без переломов и одной работающей почкой.Когда мы дошли до конца набережной, толпа, стоящая там, встретила нас криками “Молодцы! Молодцы!”

И хотя это было очень приятно, я не думаю, что мы на самом деле молодцы. Мы просто пошли туда, куда считали нужным, и достояли до конца. Просто так получилось.

Но я хочу, чтобы все, кто будет читать новости, смотреть видео, и кто может быть прочтет эту мою заметку знали. 

Сегодня не было революции.

Сегодня не было дикой оголтелой толпы.

Сегодня не было битвы за правду, которую мы моглы бы выиграть. Сегодня меня, диванную гуманитарию ростом метр с кепкой обдали слезоточивым газом. И не побили дубинкой исключительно потому что у Саши хорошая реакция и он вовремя говорил мне, когда надо бежать. И толпа сегодня в основном состояла из таких, как я. Не из врагов, не из революционеров, берущих Кремль. А из абсолютно адекватных людей, которые считают, что имеют право выходить на улицы родного города.

Выходить, и собираться, и стоять где угодно и сколько вздумается.И пишу я это не потому что мне обидно, или было страшно, или противно. Всё это неможко было. Но это – нормально.

А пишу я потому что очень четко понимаю, как будут выглядеть новости о сегодняшнем дне. Как будут писать о радикалах, и экстремистах, и бешеной толпе. Потому что я слишком хорошо знаю, как запоминаются такие дни. И я хочу сказать всем, кого с нами сегодня не было – что всё было совсем не так. Сегодня обыкновенных людей, таких как я, выгнал с улиц нашего города ОМОН. Выгнал дубинками и газом. И было бы наивно думать, что он это сделал по собственной прихоти.

Сегодня наша власть дала указ силой разогнать простых жителей города по домам.И вот этого я ей простить уже вряд ли смогу.

И если вы вдруг захотите это перепостить – я вам скажу спасибо.

Не потому что все должны верить моей версии событий. Но потому что может быть, если у нас будет достаточно таких версий, мы запомним эти события хоть отдаленно такими, какими они были на самом деле.

2 thoughts on “Заметка очевидца…

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s