Тим Рот

Актер, режиссер, 49 лет, Лос-Анджелес

Записала Шейла Робертс. Фотограф Каудио Карпи
Corbis Outline / Fotosa.ru
 

Боже, как я устал от всех этих приглашений на Пурим!

Меня часто принимают за еврея. Так получилось, что после войны мой отец сменил свою английскую фамилию Смит на еврейскую Рот. Он был со странностями, мой отец. К примеру, большую часть жизни он был истовым коммунистом и вышел из партии только в конце семидесятых. На войну он ушел в 17 лет — наврал про возраст и его отправили в авиацию. Он стал хвостовым стрелком и делал кучу безумных и отважных вещей, про которые он мне иногда рассказывал. Но, если честно, я никогда не обсуждал с ним смену фамилии, и все, что я могу предположить — это был его способ отдать дань тем евреям, кто погиб во время войны. А я стал Ротом уже по инерции.

Моей первой ролью в кино была роль скинхеда. Я тогда слонялся по Лондону, перебивался какими-то временными заработками — как, собственно, все начинающие британские актеры. Помню, я ехал на велосипеде, и у меня спустило шину. Дело было в Южном Лондоне, недалеко от театра, где я подрабатывал. В общем, я отправился к ним за насосом. Насоса у них не оказалось, но зато выяснилось, что в этот момент проходят пробы на «Сделано в Британии» (телесериал режиссера Алана Кларка. — Esquire). Кто-то спросил меня: «Побреешься наголо, если что?» И я сказал: «Конечно».

Я уехал из Англии только потому, что для меня там не нашлось работы.

Никогда не смогу избавиться от мысли, что живу заграницей.

 

Хорошего скульптора из меня бы точно не получилось.

Я актер. И это все, что я умею. Так что если я когда-нибудь просру свой талант, то все — считайте, что я в жопе.

Мне было что-то около 17, когда я решил стать актером. Естественно, у меня не было агента, так что я просто решил лично написать всем самым известным режиссерам. Вначале я планировал действовать с размахом, но потом ограничился следующим списком: Кубрик, Скорсезе, Трюффо и Коппола. У меня был фотоаппарат со штативом и дистанционным спуском, так что я наснимал своих фотографий и сел писать письма. Типа: «Дорогой мистер Коппола, мне, честное слово, нравятся все ваши фильмы, и если вам нужен английский актер, то я к вашим услугам». В общем, я написал что-то такое, положил в конверт, отослал его и, кажется, полностью забыл об этом. Потом прошла целая куча лет, и я оказался в Америке. Меня позвали на пробы к Копполе. Он тогда собирался снимать «В дороге» по Керуаку (нереализованный проект Копполы. — Esquire), и меня пригласили попробовать себя на роль Уильяма Берроуза. Мы встретились с Копполой в церкви, и вдруг вместо приветствия он сказал: «У меня для тебя есть кое-что». Он полез в сумку и достал мое письмо. Это было то самое письмо, которое я написал кучу лет назад. И оно было написано разными цветами — такая у меня тогда была ручка. Это было что-то невероятное. А Фрэнсис посмотрел на меня и сказал: «Знаешь, а ведь я храню абсолютно все. Нет, в самом деле, — каждую мельчайшую вещь».

Когда ты работаешь с Копполой, у тебя день идет за неделю.

Как можно сравнивать Полански и Кубрика? Я предпочитаю держаться как можно дальше от таких сравнений.

Я заметил странную штуку: у плохих режиссеров можно научиться большему, чем у хороших.

Чтобы снять хороший гангстерский фильм, совершенно необязательно пересмотреть «Убить Картера» (триллер 1971 года с Майклом Кейном в главной роли. — Esquire) 150 раз. Но это тоже помогает.

Многие критики обвиняли «Бешеных псов» в том, что на экране пролилось слишком уж много крови: как будто крови в человеческом теле не девять пинт, а все четыре галлона (4,25 литра и 15,14 литра соответственно. — Esquire). Тут я могу сказать только одно: в конце каждого съемочного дня кровь с меня смывали при помощи шланга.

Когда мне присылают сценарий и сообщают, что мне предстоит прочитать что-то между «Криминальным чтивом» и «Бешеными псами», я отправляю его в помойку не раздумывая.

Я знаю, что благодаря «Обмани меня» (сериал, в котором Рот играет психолога. — Esquire) я выгляжу на экране как человек, способный решить любую проблему. Но это очень далеко от правды. Как мне кажется, примерно так же дела обстоят и со всеми остальными экранными героями. Школьные хулиганы здорово испортили нам детство. Я, конечно, не знаю про других, но у меня в детстве был очень простой метод решать проблемы: сматывайся и отсиживайся.

Вдохновение нужно черпать в том, что тебя пугает.

Я всегда очень неуютно чувствовал себя в перерывах между фильмами. Думаю, это идет от традиционного английского страха — страха безработицы.

Всю жизнь хотел сыграть кого-нибудь с длинными усами.

Меня всегда смешил XVIII век: большинство мужчин этой эпохи выглядят на портретах как трансвеститы, причем не просто как трансвеститы, а как особый их сорт — трансвеститы-дешевки. Правда, я прекрасно понимаю, что у каждого из них была шпага, и убивали они не задумываясь.

Мне кажется, что если бы сегодня возродили дуэли, очень мало людей воспользовались бы этим орудием для сведения счетов с подонками. Люди стали трусливее и уживчивее — тут и говорить не о чем.

Люди всегда запоминают злодеев лучше, чем героев. Поэтому я всегда стремился играть злодеев.

Ненавижу, когда на экране у актеров слишком уж белые зубы.

Я практически ничего не могу сказать по-румынски.

Одно я знаю наверняка: если тебе предлагают поработать сверхурочно — отваливай.

Жизнь — это не миска с черешней.

 

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s