І знову про Грузію

За фасадами грузинських реформ

Вікторія Сюмар, для УП _ Вівторок, 10 серпня 2010, 13:46

Если вы были в Грузии несколько лет назад, то рискуете сейчас уже не узнать эту страну. Там все стремительно меняется. За какой-то год Батуми стал походить на европейский курорт, а Тбилиси – блистать новыми подсвеченными фасадами и чистотой. И все это лишний раз доказывает, что либеральные реформы, при наличии политической воли, вполне возможны и в постсоветских государствах. 

Тем не менее, в Грузии далеко не все так однозначно и позитивно. Эта страна переживает многие из тех проблем, которые типичны как для Украины, так и для стран-соседей.

Этой весной Михаил Саакашвили смог дать однозначный ответ по поводу своей легитимности – как грузинской оппозиции, так и Кремлю, когда на местных выборах именно его политическая сила получила 56 процентов голосов. Это серьезная демонстрация поддержки политики президента в сложных послевоенных условиях.

Кстати, многие эксперты именно с этим фактом и связывают авторитет Саакашвили, объясняя единение нации вокруг одного лидера военным противостоянием с другим государством. Особые недруги Саакашвили вообще обвиняют его в провокативной политике, именно из-за желания всегда выглядеть сильным лидером.

 

Но все же, результат выборов – это больше признание реальных заслуг Саакашвили и его команды в сфере модернизации и реформирования государства. И это не какие-то условные дефиниции, которыми часто любят оперировать и кремлевские хозяева, и новая украинская власть.

В Грузии результат модернизации заметен глазу и ощутим каждым гражданином страны.

Власть создала условия, которые стали общими для всех. И именно это позволило говорить об уникальном грузинском опыте успешных либеральных реформ, автором которых был Каха Бендукидзе. Это далеко недооцененная фигура. В отличие от Лешека Бальцеровича, его не цитируют и не изучают. Но именно он показал, как либертарианские идеи, приведшие к успеху азиатские, и не только, страны, можно реализовать на постсоветском пространстве. 

Реформы проходили в двух направлениях – борьба с коррупцией и изменения в сфере государственного управления; и максимальная свобода для экономической деятельности.

Что касается коррупции, то тут главной была политическая воля.

Распустить ДАИ, ликвидировать СЭС, уволить большую часть госслужащих и начать непростую войну с ворами в законе – это были непопулярные для многих шаги. Их можно было сделать только на послереволюционной волне, когда доверие к власти было очень велико. И Саакашвили сумел сделать эти шаги, при поддержке главного "силовика" страны министра внутренних дел Вано Мерабишвили.

В грузинской политике сложно найти настолько противоречивую фигуру, как Мерабишвили. С одной стороны – именно его железная рука не дрогнула арестовать и посадить не одного члена почетных грузинских семей. С другой – его называют "серым силовым кардиналом" государства, на совести которого многие невинно осужденные. Его обвиняют в слежке и преследованиях политической оппозиции. И его боятся. До сих пор.

Ученого-микробиолога, экономиста и успешного в России предпринимателя Каху Бендукидзе тоже называли "серым кардиналом". После революции роз Саакашвили пригласил его возглавить министерство экономических реформ.

Сторонник либертарианских взглядов, Бендукидзе взял за основу опыт Сингапура и Гонконга, главной целью задав максимальную экономическую свободу.

Даже беглый взгляд на его шаги дает понимание, как далека команда нынешнего украинского премьера от либертарианства и либерализма.

Были резко снижены налоги и пошлины. Количество налогов с 20 снизили до 7. Подоходный налог установили на уровне 12%. За несколько месяцев страна сократила количество лицензий и разрешительных документов, регулирующих ведение бизнеса, с 1 тысячи до 150.

Количество ставок импортных пошлин сократилось до трех – 0%, 5% и 12%, причём они установлены для четких групп товаров. Для большей части товаров, в том числе машин и оборудования, действует 0% ставка, а 12% применяет только к некоторым видам сельскохозяйственной продукции и стройматериалов.

Сегодня Саакашвили призывает таможню соревноваться не за количество сборов, а за сроки как можно более быстрой растаможки товаров.

Бизнес можно зарегистрировать в одном месте за три дня. Если не получил ответа – можно работать. Сделать это можно в одном месте. Весь регистр собственности открыт в интернете.

Венцом либеральных экономических преобразований должен стать Акт экономической свободы, цель которого – конституционно закрепить ключевые элементы реформ. Именно о нем сегодня идут дискуссии в стране.

Положения Акта достаточно интересны для понимания того, что именно грузины считают достижениями в сфере экономической политики. И с этим не мешало бы ознакомиться и украинским "реформаторам".

Итак:

– Государственные расходы не могут превышать 30% ВВП.


– Дефицит госбюджета не может превышать 3% ВВП.


– Государственный долг не может превышать 60% ВВП.


– Создание внебюджетных фондов ограничено.


– Привязка бюджетных доходов к бюджетным расходам ограничена.


– Свобода от бюрократического вмешательства:


– Увеличение общего числа лицензий и разрешений запрещено.

– Создание новых регулирующих органов, в дополнение к существующим в настоящее время регуляторам в финансовой сфере, инфраструктуре и связи, запрещено.


– Ценовой контроль любого рода, включая контроль процентных ставок, запрещен.


– Владение государством банками и другими финансовыми посредническими институтами запрещено.


– Любые ограничения полной конвертируемости лари запрещены.


– Любые ограничения движения капитала, включая репатриацию прибылей и инвестированного капитала, запрещены.

– Ни один новый налог не может быть введен, ни одна ставка налога не может быть увеличена иным способом, кроме как с помощью большинства голосов граждан Грузии, полученных на национальном референдуме.

Результат реформ налицо.

В 2006 году Всемирный банк объявил Грузию мировым лидером по темпам улучшения делового климата. В 2009 году Грузия заняла 15 место в мире по уровню делового климата, обогнав такие страны, как Швеция, Бельгия, Германия, Швейцария и Голландия. Это вызвало рост торговли, туризма, строительной и обрабатывающей отрасли. Что в результате привело к изменению структуры экономики. Доля аграрного сектора резко уменьшилась.
 

Реформы проводились в разных сферах.

В сфере образования в стране создан единый национальный орган, члены которого будут принимать вступительные экзамены в вузы. Все вузы стали платными. Те абитуриенты, которые во время вступительных экзаменов заработали высокие балы, получают стипендию на обучение от государства, остальные финансируют себя сами.

Тем не менее, реформа средней школы пока загрузла. И это вызывает множество споров в стране, в которой уже поняли – без качественного образования невозможны качественные преобразования.

Пока самые талантливые выпускники имеют возможность учиться за счет госбюджета не только в грузинских, но и западных вузах, а Саакашвили дал поручение заняться и начальной школой. Возможно, уже в следующем году грузинские первоклассники пойдут в школу не с тяжелыми учебниками, а с современными адаптированными ноутбуками.

Была проведена и реформа сельского хозяйства. Главный концепт реформы – лучший хозяин для земли – её собственник. На приватизацию выставили 460 тысяч гектаров государственных земель сельскохозяйственного назначения, при общем количестве около 700 тысяч гектаров. 300 тысяч уже отданы под аренду, и для выкупа нужно лишь заплатить сумму, равную десятилетней арендной плате. Платить можно и постепенно. Если арендаторы готовы выкупить землю за 5 лет, то им надо заплатить 70% от общей цены. За год – платят 50%".  

Еще 160 тысяч гектаров в данный момент находятся в собственности государства. Они будут приватизированы через закрытые аукционы для местного населения. Если земли не купят, тогда будут проводиться открытые аукционы для всех желающих.

Даже административная реформа в Грузии оказалась не простым словом. Понимая всю опасность сепаратизма и сложность управления государством, где две трети населения проживают в столице, было решено рассредоточить главные правительственные учреждения в разных городах. Например, Конституционный суд теперь находится в 135-тысячном Батуми. А парламент готовится к переезду в еще менее населенный Кутаиси.

Тем не менее, в этой сфере Саакашвили критикуют, требуя большей независимости регионов, особенно фискальной.

Естественно, что именно реформы стали главным "коньком" Михаила Саакашвили как в стране, так и за её границами. Он сам сказал такие слова: "Важнейшее условие, обеспечивающее наше освобождение от России, это не просто физическая свобода. Это свобода от образа жизни и мышления, на котором базируется противостоящая нам Империя".

Тем не менее, именно в сфере свободы к Саакашвили предъявляют большие претензии. И вполне справедливо.

Его часто называют авторитарным правителем, который сосредоточил в своих руках очень большие полномочия. О реальной прозрачности власти можно говорить только за границами президентской канцелярии.

Кто и как становится министрами – большой вопрос кадровой политики в государстве. Каха Бендукидзе уже давно в отставке и занимается собственным частным университетом, тогда как в правительстве Ники Гилаури есть 23-летний министр….

Кому-то нравится количество молодежи в государственных структурах, у кого-то возникают вопросы о компетентности и квалификации. Кому-то нравится, что министром экономики Грузии стала Вера Кобалия, а кто-то продолжает судачить, что нельзя назначать министром девушку, с которой знакомишься в стрип-баре…

В любом случае, Саакашвили нравится работать с молодежью, на фоне которой он выглядит умудренным опытом, а также часто тасовать властную колоду.

Он уделяет большое внимание личному пиару и общению с западными журналистами, тогда как большинство телевизионных каналов в стране жестко контролируются властью. Особенно это касается Общественного вещателя, о реформе которого тоже когда-то говорили, как о самой удачной на постсовестком пространстве.

Вряд ли сегодня Общественное телевидение Грузии сильно отличается от российского ОРТ в плане пропаганды власти. И это серьезный камешек в огород Михаила Саакашвили, заявляющего о полной свободе в противовес имперскому мышлению России.

Иногда имперское мышление приписывают и самому грузинскому лидеру, особенно анализируя его политику относительно сепаратистских регионов Абхазии и Южной Осетии.

В Грузии понимают часть вины Саакашвили за события двухлетней давности, в результате которых страна оказалась в сложнейшей геополитической ситуации, практически лишенной возможности маневра. И это существенно снизило эффект от успешных грузинских реформ.

С Саакашвили практически перестали общаться западные лидеры, в Москве на него жесткая аллергия. Все, что ему остается – общаться с соседями и пытаться подружиться с Александром Лукашенко. Его попытки наладить отношения с новой украинской властью, после "большой дружбы" с Ющенко пока выглядят достаточно комично.

Но главная проблема Саакашвили – это даже не его прошлые ошибки, которые вполне можно уравновешивать успехами. Это – будущее.

Сможет ли молодой и очень амбициозный Саакашвили мирно передать власть, гарантировав стране демократический вектор развития? Пока в Грузии, как и в Украине перед концом второго срока Кучмы, активно дискутируют о парламентской республике.

Зачем это делать в стране, где благодаря именно сильной президентской власти были проведены успешные реформы, вполне понятно. Дабы обеспечить Саакашвили властными полномочиями по окончанию второго срока его президентства, теперь в качестве премьер-министра.

Некоторые грузинские эксперты считают, что это может оказаться успешным шагом, так как позволит удовлетворить амбиции многочисленных партий и их лидеров. Тем не менее, как показывает опыт других постсоветских государств, это резко снижает планку политической ответственности, поднимая взамен лишь градус политических конфликтов и споров.

Итак, свободные выборы, мирная передача власти, свободные СМИ, активное и влиятельное гражданское общество – эти уроки еще не усвоены до конца.

Точно так же в Грузии считают, что реформы не доведены до логического конца. Не принят пока тот самый Акт свободы, нет ощутимых преобразований в гуманитарной сфере, нет определения во внешней политике, в стране много скепсиса по поводу провозглашенного курса на членство в ЕС и НАТО.

А ведь именно от этого зависит, удастся ли в полной мере реализовать "грузинское чудо", или самые известные успешные реформы на постсоветском пространстве окажутся фасадными, когда за красивой передней стеной здание в середине и дальше будет оставаться не таким уж и прочным…


 

Виктория Сюмар, специально для УП

7 thoughts on “І знову про Грузію

  1. Вернулся вот неделю назад из грузии. Ездил туда на 3 недели альпинизмом заниматся. Проехали по стране киллометров 800-1000.
    Батуми – Зесхо – Кутаиси – Тбииси – Казбеги – Тбилиси – Кутаиси.
    Действительно страну не узнать.

  2. я не є настільки категоричною, що “в нас таких людей немає”. Мабуть тому що не дивлюсь на прояви Тігібків і Ко, мені байдуже до них. http://svetonline.livejournal.com/358083.html
    І таке http://svetonline.livejournal.com/tag/%D0%BC%D0%B0%D0%B9%D0%B1%D1%83%D1%82%D0%BD%D1%94%20%D0%B1%D1%83%D0%B4%D1%83%D1%94%D0%BC%D0%BE%20%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%BE%D0%BC

  3. пару днів тому повернулася з Грузії. Між Києвом і Тбілісі – прірва. Там люди впевнені, що корупції у них немає взагалі, дійсно сприятливі умови для бізнесу. Ну, про поліцію що й казати… Молоді, підтягнуті, привітні(!), технічне оснащення на високому рівні…

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s